История Виконии ДеВир – Начало

Harper | 08.12.2009 19.12

Khaless Nau Uss Mzild Taga Dosstan
(Не доверяй никому кроме себя)

известная поговорка дроу


Великий город Аткатла, столица Амна, был средоточием торговых путей со всего Побережья, и потому на его оживленных улицах можно было встретить крайне необычных личностей – и невозмутимых купцов из Кара-Тура с катанами на перевес, и огненно-вспыльчивых обитателей далеких пустынь Калимшана и загадочных красных волшебников, хозяев негостеприимных равнин Тея. Но даже здесь, в этом ярком буйстве людских красок, для жителя подземелий, темного эльфа дроу, было отнюдь не самое подходящее место.
Викония прибыла сюда недавно. Путешествуя инкогнито, она скрывалась за магической маской, которая непостижимым образом полностью меняла ее внешность, придавая волосам и коже естественные для обычных, земных эльфов цвета. Такой маскарад был сугубо вынужденной мерой, или как говорила сама Викония, «для дела». А дело было в том, что природный темно-обсидиановый цвет кожи не позволял ей свободно перемещаться по поверхности – местное население, мягко говоря, не испытывало любви к темным эльфам. Если толпе попадался какой-нибудь незадачливый дроу, то в таких случаях с пойманными особо не церемонились, тут же следовал быстрый суд и так называемое приведение приговора в исполнение – то есть казнь. Причем быстро умереть выпадало далеко не каждому попавшемуся «демону».
Казалось бы, благодаря маске, подлинная сущность Виконии была надежно сокрыта от посторонних глаз, и перспектива быть сожженной заживо становилась призрачно-далекой. Магия иллюзий реально работала, и все встречавшиеся люди принимали Виконию за обычную эльфийку из лесов Тетира, коих в Аткатле было предостаточно. Но в ее голове постоянно крутилась мысль – стоит только расслабиться – и ты тут же окажешься в Небытии. Эти слова, а вернее сказать – жизненные уроки Великой Матроны – Викония прекрасно помнила. Наверное, именно поэтому она была до сих пор жива.
Викония

Сейчас же дроу направлялась в ближайшую таверну в районе доков. Доки были злачным местом, пристанищем многочисленных криминальных элементов – пиратов, бандитов и воров всех мастей – но именно там у нее была назначена одна очень важная встреча.
Сильный дождь, который вот уже несколько дней лил, не переставая, и повсеместная грязь на улочках не способствовали созерцанию достопримечательностей. Минуя храм Огмы, Викония вышла на центральную пристань и юркнула в один из многочисленных темных переулков. Быстро найдя таверну, она зашла внутрь, сняла свой промокший плащ и устроилась за ближайший свободный стол. Поближе к выходу, если что.
Жестом позвала халдейку.
Таверна была ничем не примечательная – задымленная смрадом курева и алкогольных паров, с раздающейся отовсюду нецензурной бранью; тут, конечно же, присутствовали и разномастные шлюхи, которые скрашивали досуг всем желающим за умеренную плату.
Между тем, внимание дроу привлекли надписи на столе. Тут были различные ругательства в адрес местной амновской стражи, жрецов Хелма и прочих представителей закона. Особенно богато доставалось какому-то Ордену Сияющего Сердца. «Характерное название», – с цинизмом отметила про себя эльфийка. – «Наверняка сыпят откровениями из рязряда «если бьют – подставь смиренно другую щеку…».
Подошла бойкая прислужница, и заискивающе заглядывая в глаза, начала щебетать – «Госпожа, госпожа, не желаете супа из плавника куа-тоа?». Викония только фыркнула: «Вот плетет, ваэла джалил!», – и, отрицательно помотав головой, взяла самой обычной стряпни и к ней – кружку биттерблэка. Конечно, не сравнить с амброзией ее родного Дома ДеВир, однако сейчас было не время эстетствовать.

Насытившись, дроу начала высматривать человека, ради которого она собственно и оказалась в этом сомнительном месте. Через несколько секунд взгляд Виконии остановился на невысоком, приземистом мужчине средних лет. Одет он был в темные жреческие одеяния, которые выдавали в нем служителя богу разрушений Талосу. Как выяснила Викония ранее, отсыпав кое-кому звонких денариев, звали этого человека Каррадан.
Клерик Талоса

Вообще, ей удалось узнать даже больше, чем планировалось. Ходили слухи, что жрецы Талоса, чтобы способствовать популярности своего сурового божества среди местных и привлечь новых адептов, организовали подпольную Арену, на которой горячим головам предоставлялась замечательная возможность поубивать друг друга за деньги. Предприятие было полностью согласовано с местными герцогами – им шла доля со ставок и выигрышей – так что проблемы с законом здесь исключались. Другие Церкви, конечно, выступали против, но их влияния пока явно не хватало для закрытия Арены.
Викония поднялась со своего места и неспешно подошла к жрецу. Чувствовалось, что воздух вокруг него был странно наэлектризован, словно перед сильной бурей.
«Есть разговор, клерик», – по-деловому начала дроу.
Каррадан внимательно посмотрел на эльфийку, и холодным, как горный водопад, голосом отчеканил: «Говори четко и быстро, эльф, ибо Громовержец Талос не любит ждать». Его темные одежды, расшитые символами молний, чуть заметно заколыхались.
Ни на секунду не отводя взгляда – не пристало же ей трястись перед каким-то риввилом-культистом – Викония спокойно продолжала: «Расслабься, Каррадан – я от Мастера игр. Хочу рискнуть по-крупному».
После этих слов обстановка, как показалось, немного разрядилась, жрец кивнул и размеренно промолвил: «Да, я слышал о тебе…». И тут же резко, словно нанося удар, спросил: «Ставка?».
Викония, не опешив ни на секунду, легонько потеребила мешочек на своем поясе: «Пятьсот монет, талосит. Ставку берем шесть к одному», – и ее желтые, похожие на кошачьи, глаза выжидательно впились в клерика.
Каррадан неспешно провел рукой по подбородку, словно раздумывая, и оценивающе заметил: «Я смотрю, эльф, ты о себе крайне высокого мнения! Ибо видит Талос, сумма выходит немалая…», – но через мгновение, протянув руку, по-деловому добавил: «Пожертвования во имя нашей Церкви вносятся вперед. Дар выигрыша отдается искателю по окончании».
Викония довольно улыбнулась, кивнула и незаметно передала ему деньги.
Про себя же она подумала: «Когда придет время, только попробуй забыть про мой выигрыш, иблит – и тогда даже твой жалкий бог тебя не спасет».
Клерик между тем быстро начал пробираться к выходу, и эльфийка поспешила за ним. Выйдя на пристань, они направились к ближайшим городским воротам. Дождь усиливался, и фонари начали причудливо мерцать в бесконечных водных потоках, лившихся с небес. Виконии вспомнился ее родной Мензоберранзан, древний свет которого зачаровывал и надолго оставался в памяти всякого, кому хоть раз удалось увидеть этот великий город дроу.
Вскоре, две одинокие фигуры в темных плащах проследовали через восточные ворота доков и направились по безлюдному, длинному акведуку в Храмовый район Аткатлы.
В Храмовый район