Борис Штерн об отечественной науке

Harper | 28.12.2009 13.05

Борис Штерн, российский астрофизик, создатель сайта scientific.ru отвечает на вопросы о состоянии отечественной науки и высшего образования:

— Что принципиально изменилось с советских времен в нашей науке?

— Положительных вещей произошло, наверное, две. Стало легко ездить за границу. Многие остались в науке благодаря этому. Кто-то уехал, а кто-то вел жизнь научного челнока, которая позволяла не только держаться на плаву, но и приобрести квалификацию, общаясь с западными коллегами. Это первое. Второе — Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Это единственное место, где нормальный, не приближенный к начальству научный работник может действительно получить грант, и на него что-то купить, получить прибавку к зарплате и почувствовать себя более свободным и независимым человеком. Ну а минусы — конечно, массовый уход людей из науки и провал с финансированием, особенно в 90-е годы. Сейчас ситуация улучшилась в плане зарплаты, но не в плане финансирования самих исследований.

— Насколько сократилось число научных сотрудников?

— Это сказать довольно трудно — цифр просто не существует. Похоже, что из активной части научных работников уехала практически половина. Это самое болезненное сокращение. Слава богу, они остались в науке. Они приезжают, приглашают тех, кто остался здесь. Они не потеряны для науки, и для российской тоже. Многих отсосал бизнес. Это, наверное, меньше половины, но это сокращение очень неприятное в демографическом плане. Потому что затронуло оно работоспособное среднее поколение. Остались старички. Старички условно — старше пятидесяти. Появляется некая молодежь. Но она приходит, и значительная часть ее уходит. Данных о количестве нет нигде. И нет среднего поколения. Так что на самом деле потери колоссальные, но дело не в числах, а в том, что ушла ценная работоспособная часть.

— Немного наивный вопрос: какая польза государству от финансирования своей науки?

— С прикладной наукой все ясно: можно надеяться что-то получить от нее в обозримой перспективе. От фундаментальной — нельзя. Но фундаментальная наука — это стержень, вокруг которого растет образование. Не только потому, что исследователи преподают собственной персоной. Наука, ученые, их популярные статьи и книги зажигают молодежь еще со школьной скамьи. Не практически полезные технологии, а именно фундаментальная наука. С целью стать учеными молодые люди получают хорошее образование, но большинство из них идут в другие сферы. Наличие живой фундаментальной науки в стране поддерживает интеллектуальный тонус нации. Фундаментальная наука — это и видообразующий фактор. Не только человеку, но и высшим животным — собаке, обезьяне — присуще любопытство. Любопытство помогает им выжить. Любопытство помогает человеку оставаться человеком. А фундаментальная наука — это концентрированное выражение этого любопытства. И от того, будут ли люди жалеть средства и силы на это занятие, зависит — будет ли оно развиваться или деградирует.

Линк на источник


Что еще почитать